История одной сделки, или малоизвестные страницы из жизни А. С. Пушкина.
 
  Точного ответа на вопрос, когда появилась профессия маклера, мы, видимо, не сможем получить ни из одного исторического источника. Однако можно предположить, что она столь же древняя, как и имущественные отношения в человеческой цивилизации.
 
Александр СергеевичНемало познавательного и поучительного можно почерпнуть, изучая историю маклерского ремесла. Вот, например, в Москве… Известно, что во времена Российской империи каждая родовитая дворянская семья имела недвижимость в Первопрестольной. Дома, особняки и дворцы продавали, покупали, дарили, завещали, сдавали внаем. А значит, существовали специалисты, которые занимались оформлением подобных дел, — маклеры. Кем и какими были эти люди, как вели свои дела? К счастью, архивы сохранили ответы на заинтересовавшие нас вопросы. 

Вот история одной сделки, которой почти двести лет. Итак, в одном из арбатских переулков — Большом Афанасьевском — во времена Пушкина стояло двух-этажное строение, к сожалению не дожившее до наших дней. В доме помещалась маклерская контора Анисима Хлебникова, которой довелось войти в историю благодаря одной-единственной сделке: найму квартиры на Арбате. Ибо нанимателем был Александр Сергеевич Пушкин. 

Великий поэт не только родился в Москве, но и провел здесь первые месяцы после женитьбы. За месяц до венчания Пушкин нанял квартиру на Арбате в доме, принадлежавшем Н. Н. Хитрово. Здание значится ныне под номером 53 и известно как Мемориальный музей-квартира А. С. Пушкина.
К моменту женитьбы поэт был в жесточайших долгах и, для того чтобы добиться руки любимой Натали, обзавестись хозяйством и обеспечить сносную жизнь для семьи, вынужден был заложить 200 душ крепостных, за которых взял 38 тысяч рублей. На обустройство семейного гнездышка в доме Хитрово из этой суммы он потратил 17 тысяч. За день до того, как порог арбатской квартиры переступила восемнадцатилетняя Наталья Гончарова, 17 февраля 1831 года, здесь состоялся прощальный мальчишник, на котором, по свидетельству очевидцев, Пушкин был необыкновенно печален. 

Как знать, может, поэта мучили предчувствия будущей беды (о том, какое значение придавал Пушкин дурным предзнаменованиям, коих накануне свадьбы накопилось множество, и как суеверен он был, написано немало) или радость его омрачили думы о долгах и закладах, с которыми непрактичному, привыкшему жить на широкую ногу поэту пришлось столкнуться сразу после свадьбы. 

Тем не менее 18 февраля 1831 года в церкви Большого Вознесения на Никитской состоялось венчание, и первые свои медовые месяцы молодая чета провела именно на Арбате. За весь тот период Пушкин практически ничего не написал, зато, по его собственному признанию, был «женат и счастлив». Продолжим цитату: «…одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось, — лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился». 

Но давайте вернемся в Большой Афанасьевский, в контору маклера Анисима Хлебникова, который, сам того не подозревая, способствовал будущему семейному счастью, увы, совсем недолгому. Лишь через полтора века после данной сделки пушкинисты отыскали в московских архивах маклерские документы. Точнее, то была «Книга, данная из Московской Городской Шестигласной думы Маклеру Анисиму Хлебникову, для записи в оную в сем 1831 году условий с тем, чтобы таких актов в коих заключается о продаже или уступке от одного лица другому недвижимого имения к записке не принимать, генваря 8 1831 года» (орфография и пунктуация полностью соответствуют оригиналу). 

Столь витиеватая формулировка подразумевает то, что маклерская контора Хлебникова была уполномочена Думой лишь на совершение сделок, не меняющих статус хозяина недвижимого имущества. А для временного найма не требовалось даже присутствия хозяина. От имени Никанора Никаноровича Хитрово, губернского секретаря, карачаевского предводителя дворянства, и его жены Екатерины Николаевны, урожденной Лопухиной, переговоры с Пушкиным вел поверенный Семен Петрович Семенов, так как сами господа Хитрово находились в своем орловском имении. 

Итак, в казенной книге Анисима Хлебникова договор о найме А. С. Пушкиным квартиры в доме Хитрово значится под номером 10. И оформлен он, надо сказать, с поразительной юридической точностью. Подумать только, этому договору аренды ровно 173 года! И по сути он мало отличается от подобных бумаг нашей современной жизни. Вот он, без купюр и сокращений. Орфография и пунктуация полностью соответствуют оригиналу. 

Пушкин заплатил за квартиру на полгода вперед, но прожил в ней неполных четыре месяца. Срочно сменить Москву на Петербург его заставили, во-первых, всплеск недоброжелательства в обществе по отношению к его творчеству и к личной жизни, а во-вторых, непомерные траты, которые он был вынужден делать, следуя законам великосветской московской жизни. Оставшихся денег за заложенное имение ему хватило лишь на три месяца, а затем он отдал ростовщику бриллианты жены, которые так и остались невыкупленными. 

Была и третья, возможно, самая главная и в то же время самая житейская и прозаическая причина бегства Пушкина из родного города: резко обострившиеся отношения с тещей, Натальей Ивановной Гончаровой, которая бесцеремонно вторгалась в семейную жизнь молодых. Однажды, после крупного разговора с ней, Александр Сергеевич в ярости выгнал великосветскую львицу из своей арбатской квартиры. Вот так и великого поэта не обошла проза жизни, и в браке ему пришлось познать не только розы, но и шипы. 

А что же сталось с владением № 53 после того, как его покинули Пушкины, какова его дальнейшая судьба? После смерти хозяйки особняка Е. Н. Хитрово его приобрел сначала купец Борегер, а с 70-х годов позапрошлого века и до революции им владели купцы Патрикеевы. Новые хозяева превратили пушкинский дом в доходный, в этом качестве он и встретил революцию. После Октябрьского переворота здание перешло в муниципальный фонд и превратилось в обычную арбатскую коммуналку, гдеДомик Александра Сергеевича на Арбате проживали с десяток семей. В революционном угаре никому, даже наркому просвещения Луначарскому, не было дела до пушкинской главы в биографии здания. 

О ней просто никто не знал. Лишь в 1930 году в печати впервые появились сведения о проживании Пушкина на Арбате. В феврале 1937 года, к столетию со дня гибели поэта, на доме № 53 установили мемориальную доску, однако коммуналки в нем оставили. И лишь в 1972 году Моссовет принял решение о создании здесь филиала Пушкинского музея, а в 1974 году специальным постановлением Совета министров РСФСР дом получил статус памятника культуры государственного значения. Только после этого началось отселение жильцов и создание музея «Квартира Пушкина на Арбате».

В 1910 году домик в Большом Афанасьевском, где находилась контора маклера Анисима Хлебникова и в котором совершилась памятная сделка Пушкина по найму первой семейной квартиры, был снесен. На его месте купец С. Бобавич построил существующее поныне здание.




Аренда квартир Сдать / снять квартиру в Москве Яндекс цитирования.